В колониях становится меньше людей, СИЗО заполнены | Социальный офис В колониях становится меньше людей, СИЗО заполнены — Социальный офис

В колониях становится меньше людей, СИЗО заполнены

ФСИН обещает адвокатам конфиденциальность интернет-свиданий с заключенными

По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), тюремное население в стране продолжает сокращаться из-за дальнейшей гуманизации пенитенциарной системы. При этом численность обитателей СИЗО опять подросла, а санитарные ограничения заставляют адвокатов выстраиваться в очереди перед изоляторами. Ведомство обещает исправить сложную ситуацию с помощью законопроекта о конфиденциальных интернет-свиданиях защитников с клиентами за решеткой. Однако эта с виду полезная инициатива уже вызвала опасения у юристов и правозащитников, доверие которых к ФСИН продолжает снижаться.

С начала года количество заключенных уменьшилось на 12,8 тыс. человек. Быстрее всего сокращается тюремное население в колониях: в мае наказание отбывали почти 410 тыс. человек, что на 14 тыс. меньше, чем в январе этого года.

ФСИН объясняет это тем, что просто система становится более гуманной. Например, суды стали активнее применять наказания, не связанные с лишением свободы. Чаще стали делаться послабления «дисциплинированным» заключенным, которым часть срока заменяют на принудительные работы. Ситуация с СИЗО остается сложной, и ранее ФСИН официально обращалась к судам с предложением не заключать под стражу обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести. Но статистика ведомства показывает, что, несмотря на угрозу эпидемии в изоляторах, количество их обитателей с начала года выросло на тысячу – и сейчас это около 98,8 тыс. человек.

Член Ассоциации юристов России Александр Иноядов подтвердил «НГ» наметившуюся тенденцию: «На практике действительно заметен рост альтернативных приговоров, не связанных с заключением». Что, подчеркнул он, особенно заметно в регионах, но этого пока все же недостаточно для коренного изменения положения дел.

Сами же заключенные продолжают жаловаться на недопуск к ним адвокатов и членов общественных наблюдательных комиссий, на сохраняющийся запрет на получение передач. В результате выросли затраты сидельцев в тюремных магазинах, которые уже повысили примерно на 30% цену онлайн-заказов. Незаметно улучшений и с медобслуживанием. Юристы вообще отмечают сужение прав заключенных из-за коронавирусных ограничений. К примеру, требование самоизоляции для приезжих препятствует участию нанятых защитников в тех процессах, которые проходят в других регионах. Поэтому суды заменяют их адвокатами по назначению. Есть уже и факты самовольного, то есть без решения суда, сокращения следователями сроков ознакомления с делами.

Адвокаты крайне недовольны и двойными стандартами в СИЗО и судах. Например, их туда не пускают без масок и перчаток, но сами работники данных учреждений эти якобы жесткие правила в большинстве своем игнорируют. Московские адвокаты уже обратились в Минюст и с жалобой на «карантинные» очереди в СИЗО. Раньше проход туда защитников осуществлялся по электронной очереди, но теперь все посетители – в том числе адвокаты, следователи и дознаватели – вынуждены вживую ожидать разрешений на свидания с заключенными, часами находясь в тесном помещении без возможности сохранять санитарное требование о социальной дистанции.

Так что теперь ФСИН сообщила о разработке таких поправок к Уголовно-исполнительному кодексу, которые предусмотрят возможность дистанционных свиданий сидельцев с их защитниками. В ведомстве сразу уточнили, что речь не идет о повсеместной замене реальных встреч на виртуальные, последние будут применяться в крайних случаях. Обещана обязательная конфиденциальность таких бесед по интернету – якобы каналы связи будут защищены от посторонних глаз.

Эксперты вообще не поняли, зачем готовить эти поправки, когда карантин уже постепенно снимается. Возникли и опасения, что данная инициатива создаст почву для новых злоупотреблений. Эти утверждения опирается прежде всего на недоверие к ФСИН – дескать, сомнительно, что такие разговоры не будут прослушиваться тюремщиками.

Как заявил «НГ» основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, оперативные подразделения ФСИН вряд ли откажутся от дополнительного контроля за встречами адвокатов со следственно-арестованными и осужденными. «Оперативно-разыскные мероприятия стоят дорого, ФСИН не может оснастить скрытыми камерами и «жучками» все следственные кабинеты», – пояснил он. А потому якобы «конфиденциальные встречи» адвокатов с сидельцами через интернет станут для оперативников просто находкой. Так что ничего общего с защитой прав человека и адвокатской тайны эта инициатива ФСИН не имеет, настаивает Осечкин.

Кроме того, считает он, при таком онлайн-общении адвокат не сможет оформить протокол опроса и подписать его вместе с подзащитным, а тому будет затруднительно внимательно изучить тот или иной важный документ. Возникнут сложности и при составлении жалоб и заявлений. Осечкин также напомнил, что именно при личной встрече адвокат может убедиться в целостности организма своего подзащитного, а как это сделать в режиме онлайн-трансляции, не говоря уже о том, что «недобросовестные тюремщики запросто могут отключить связь, если заключенный попробует рассказать адвокату об избиениях и иных грубых нарушениях прав человека в СИЗО».

«ФСИН чаще всего штампует отговорки в ответ на запросы правозащитников и адвокатов о предоставлении записей с камер видеонаблюдения. В более чем 80% таких случаев тюремщики ссылаются на то, что запись не велась или что в данный конкретный момент камеры не работали», – подчеркнула сопредседатель Комитета родственников заключенных Елена Брылякова. То же самое, по ее мнению, скорее всего будет происходить и в тех случаях, когда оперативникам и следователям нужно будет помешать арестанту в общении с адвокатом.

 Екатерина Трифонова
Корреспондент отдела политики «Независимой газеты»

Опубликовано в Дайджест