СИЗО не по здоровью

Минюст корректирует перечень заболеваний, препятствующих содержанию в следственных изоляторах

Минюст намерен существенно расширить действующий список болезней, препятствующих содержанию в СИЗО. Сегодня завершается общественное обсуждение подготовленного ведомством законопроекта. Так, в изоляторы нельзя будет поместить обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений, у которых выявлены ряд онкологических и инфекционных заболеваний, болезней органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, зрения, недугов, связанных с беременностью и родами, а также состояния, требующие паллиативной помощи. Правозащитники положительно оценили документ, но призывают реформировать и правоприменительную практику.

Сегодня заканчивается срок общественного обсуждения законопроекта Минюста, вносящего изменения в перечень тяжелых заболеваний, с которыми обвиняемые или подозреваемые в преступлениях не могут содержаться в СИЗО. Согласно инициативе ведомства, препятствием помещению в следственные изоляторы, в частности, станут болезни, связанные с беременностью, родами и послеродовым периодом. Также впервые в перечне окажутся болезни кожи и подкожной клетчатки, костно-мышечной системы и соединительной ткани, врожденные пороки развития, а также заболевания (состояния), требующие оказания паллиативной медицинской помощи.

Минюст предлагает пополнить и список инфекционных болезней, среди которых помимо туберкулеза органов дыхания появятся и другие виды туберкулеза.

В документ войдут также лимфомы, лейкоз, различные формы злокачественных новообразований и все случаи новообразований, которые требуют лечения в специализированном медицинском учреждении, например хирургических операций, лучевой и противоопухолевой лекарственной терапии. Расширен состав болезней эндокринной системы и крови, в него включены расстройства питания и нарушения обмена веществ, системы кровообращения, органов дыхания, пищеварения и мочеполовой системы. К заболеваниям нервной системы добавят болезнь Паркинсона и эпилепсию, а к болезням глаз отнесут «выраженное снижение остроты зрения на почве стойких патологических изменений» (прежде в перечне фигурировала только полная слепота).

Напомним, список болезней, препятствующих заключению под стражу, был утвержден правительством в 2011 году. Тогда в него входило более 20 тяжелых болезней, среди которых туберкулез, ВИЧ, тяжелые формы диабета и болезней щитовидной железы, злокачественные новообразования, полная слепота. Правозащитники неоднократно заявляли о необходимости расширения этого списка. В 2020 году бизнес-омбудсмен Борис Титов совместно с представителями Минздрава и ФСИН поддержал эту инициативу. Он, в частности, призвал обратить внимание на любые хронические и затяжные психические расстройства, в том числе и тяжелые формы депрессии.

Как следует из пояснительной записки к законопроекту Минюста, перечень тяжелых заболеваний будет приведен в соответствие с Международной классификацией болезней МКБ-10 и дополнит постановление правительства «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений». Авторы сообщают, что нововведения направлены на «гуманизацию законодательства», а необходимость корректировки действующих норм показали обращения граждан и НКО и результаты анализа правоприменения законодательства в сфере охраны здоровья лиц, находящихся под стражей.

По данным Минюста, данные продемонстрировали «несоответствие ряда заболеваний и степени функциональных нарушений тяжести состояния пациента».

Зампред Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева отметила, что перечень «давно требовал обновления». Особенно важно, по ее мнению, что в него вошли не только болезни, «но и состояния». «Человек в СИЗО может быть парализован, у него ряд болезней, но ни один из этих тяжелых недугов не входит в перечень. Санитаров в СИЗО нет, заключенные жаловались, что если повезет, то разве что сокамерник отнесет их в туалет»,— говорит она.

Член НКО «Правозащитный совет Санкт-Петербурга» Григорий Михнов-Вайтенко назвал документ Минюста «неожиданно весьма гуманным». «Будем надеяться, что он будет принят, а принятие не затянется»,— сказал он. При этом господин Михнов-Вайтенко замечает, что «если по целому ряду заболеваний человека невозможно содержать в СИЗО, то возникает вопрос: можно ли с этими заболеваниями держать его в колониях?» Правозащитник считает, что гуманизация законодательства в этой области должна быть объединена «одной концепцией», а «лишение свободы можно заменять штрафами и ограничениями свободы».

Эксперт Института прав человека (внесен в реестр иноагентов) Арсений Левинсон также назвал инициативу Минюста «позитивной работой, которую нужно приветствовать».

«Я не увидел в документе фрагментов, где он был бы хуже, чем тот, что действует в отношении осужденных,— полемизирует он с господином Михновым-Вайтенко.— До этого у осужденных было больше оснований для освобождения по состоянию здоровья, чем у заключенных в СИЗО».

Как “Ъ” ранее сообщили во ФСИН, ежегодно в медико-санитарных частях ведомства на наличие тяжелых заболеваний освидетельствуют около 5 тыс. осужденных (в 2019 году — 5,8 тыс. человек, в 2020-м — 4,4 тыс., в первом полугодии 2021 года — 2,3 тыс.), из них «около половины» решением судов освобождаются от отбывания наказания в связи с болезнью (2,3 тыс., 1,8 тыс. и 879 человек соответственно). Перечень болезней, по которым осужденный освобождается от наказания, был утвержден в 2017 году. Статистику о положении дел в российских СИЗО в ведомстве не предоставили.

Григорий Михнов-Вайтенко обратил внимание и на необходимость изменений в правоприменительной практике, «которая обычно важнее, чем то, что написано в законе».

«Если не будет четко прописан регламент процедуры, если не будет дана возможность независимого медицинского освидетельствования, закон будет бумагой»,— отмечает он.

Ранее в Минюсте сообщили “Ъ”, что «в процессе процедуры общественного обсуждения законопроекты могут быть доработаны». “Ъ” направил запрос в Минюст с просьбой рассказать о возможных корректировках законопроекта, но ответа пока не получил.

Мария Литвинова

Опубликовано в Дайджест